Из чего же, из чего же сделаны… все мы?

 

До 3 июля галерея «КвадраТ» приглашает на выставку с лаконичным названием «Глина», на которой представлены работы шестерых петербургских художников-керамистов — Сергея Соринского, Сергея Сухарева, Людмилы Назиной, Сергея Русакова, Дмитрия Ильинского и Михаила Капустина. 

Казалось бы — что может быть обыкновеннее глины? Между тем глина — продукт разрушения магматических горных пород — не так проста. Ученые обнаружили в ней аминокислоты — прообраз белка, который является основой жизни, и выяснили, что способность глинистых минералов хранить информацию сопоставима со способностью РНК. То есть библейское утверждение, что первый человек был создан из глины, — скорее не иносказание, а ключ к тайне происхождения жизни на Земле. Кстати, помимо Библии боги создавали людей из глины в мифах Древнего Египта, Древней Греции, в аккадских и шумерских мифах, в эпосах древних индейцев…

Художников — участников выставки объединяет интерес к этому удивительному материалу. Они и раньше выставлялись вместе и считают свой союз чем-то вроде художественной группы — правда, название пока не придумали. «Выставка называется просто «Глина», потому что нет определенной концепции?» — спрашиваю. «Почему же? — отвечает один из художников, Сергей Сухарев. — Концепция есть. Мы отобрали работы, в которых видна фактура, ведь глину можно преобразить до неузнаваемости. Но сейчас мы предпочли именно узнаваемость».

Хотя и узнаваемая, глина предстает очень разной. По-японски нежной в блюдах Сергея Сухарева «Яблоня», а в его же серии «Изнанка» — по-русски брутальной. Тонкой, как бумага, в причудливых композициях Сергея Соринского: художник соединяет глиняные пластины с другими материалами; в представленных на выставке работах «Кора» и «Октябрь» — с металлом. «Я работаю с разными видами глин. Глина обладает большим диапазоном цветовых оттенков, которые приобретает после обжига в печи при разных температурах. Меня привлекает непредсказуемость конечного результата», — говорит Сергей.

Загадочные конструкции Дмитрия Ильинского способны улавливать сны и ветер — и правда, пространство, проходя через причудливые отверстия, не может не искривляться.

В серии пластин «Случайные пейзажи» Сергея Русакова глина оказывается графичной, а в серии «Палитра», созданной Сергеем Русаковым совместно с Людмилой Назиной, — живописной.

А вот Михаил Капустин обращается непосредственно к образу человека из глины — глиняный человек может или сокрушаться из-за какой-нибудь беды («Вобля»), или созерцать («Маленький человек, смотрящий на звезды»), или делать что-нибудь другое — все что угодно, как и мы с вами. 

 Татьяна КИРИЛЛИНА (газета "Вечерний Петербург")

 

НАЗАД

Free business joomla templates